Пляж

На ступеньках одинокой, придорожной, залитой палящим солнцем забегаловки сидел жилистый старик в поношенной футболке. Худыми пальцами подносил к потрескавшимся губам сигарету без фильтра, затягивался, прищурив один глаз, и выдыхал сизый дым из ноздрей.

— Прибыли? — прохрипел он, стоило нам сделать один шаг.

Мы переглянулись. Не знаю, как у Андрея, но мою голову застилал густой туман, ноги подкашивались. Остаточное явление после перемещения.

— А вы нас ждали? — парировал мой друг. Коренастый, веснушчатый и темноволосый. Подмигнул и резво направился к старику.

Старик не пошевелился, глядел куда-то в сторону и задумчиво щурил глаза.

— А как же не ждать новых путников? Иногда в самой дальней части «мастерской» бывает очень скучно.

— Простите, где? — переспросил Андрей.

— Меня зовут Артём, а это мой друг Андрей, — вмешался я, чтобы хоть немного прийти в чувства.

— Отлично, — улыбнулся незнакомец, — только имена я забуду уже через час. Склероз, знаете ли.

— Подскажите, — продолжил я, — несколько минут назад были на творческом мероприятии и вдруг — это место.

— Я видел ваше появление. Сиреневое зарево на горизонте, явный признак новеньких. Затем голубая вспышка в небе, несколько секунд тишины…

— Можно сразу к делу? — перебил Андрей. — Мы поражены вашей фантазией, но сейчас не до шуток.

— А я и не думал шутить. Если так дело пошло, то вам на юг. До самого конца шоссе. Если доберётесь живыми и пройдёте кордон, вернётесь к своему мероприятию.

— А если нет? — выпалил Андрей. На его скулах перекатывались желваки, губы сжались в ровную тонкую линию.

Только не срыв. Не сейчас.

Нарастающий шум. На горизонте появился автомобиль. Чёрно-шоколадный грузовик SCANIA притормозил у забегаловки, задорно чихнул и, окутанный облаком пыли, заглох.

— Вот и Зак, — спокойно сказал старик, — авось и подвезёт, хе-хе.

— Пойдём, дружище, — сказал я, подхватывая под руку раскалившегося от злости Андрея. — Дедуля не в своём уме.

— Он издевается над нами. Разве не видно?

Зак спрыгнул на землю так, что его обтянутый майкой живот качнулся, словно наполненный водой мешок.

— Добрый день, — сказал Андрей водителю.

Зак повернул к нам пухлое и небритое лицо, почесал прыщавый лоб.

— Приветствую, — ответил он. — Хотите, чтобы я вас подвёз?

— Я смотрю, здесь все весьма догадливы, — усмехнулся я.

— Поработай водителем и тоже станешь догадливым, умник.

— Похоже, мы неправильно начали знакомство, — вставил Андрей, но собеседник, посвистывая, направился мимо нас к старику. Пожал его жилистую руку и скрылся в недрах забегаловки.

Мы последовали за недружелюбным водителем. Внутри — слабо освещённое помещение, несколько деревянных столов, накрытых скатертью и бармен, переставлявший стаканы на фоне стеклянных полок, заставленных бутылками. Зак, уткнувшись животом в стойку, наклонился к мальчишке — бармену и что-то ему рассказывал. Тот кивал и выставлял толстяку его заказ.

Они замолкли, когда мы подошли. Я заметил, как Андрей колебался. Подбирал нужное слово.

— Одну минуту, — бросил парень.

Цветастая рубашка на тщедушном теле, впалые щёки, глубоко посаженные глаза и зализанные на затылок волосы всколыхнули мою память настолько, что я сам потерял дар речи.

Я толкнул друга, он злобно на меня покосился.

— Говард Фин, — шепнул я. — Не находишь с ним параллелей?

На доли секунды глаза Андрея округлились. Едва заметно кивнув, он поднял руку и со всей силы ударил кулаком по деревянной стойке.

Бармен вздрогнул, глазки забегали. Водитель мягко положил ему на плечо ручищу, успокоил.

— Итак, — начал Андрей, — раз по-хорошему поговорить не получается, придётся перейти к наступлению. Я и мой спутник просили вас не объяснить нам, что происходит, не рассказать, как попасть в город, а просто подвезти! Или новички приравниваются к врагам?

— Нам хватило общения с дедушкой на крыльце, — добавил я. — Войдите в наше положение, просто подвезите туда, где нам помогут. Пожалуйста.

Бармен опустил глаза и продолжал переливать напитки, стучать посудой. Лицо парня налилось румянцем, нижняя губа заметно дрожала.

— Правильно, Пит, я разберусь, — сказал Зак, сжав худенькое плечо бармена.

— Точно! Пит! — не выдержал я. — Какое совпадение!

 Все ошарашенно уставились на меня.

— Питер Житкин, верно? А вы Зак Аренев! Вот только старика не помню, хоть убейте! Ребят, может всё это и бред, но имеется одно умопомрачительное предположение, — тараторил я.

— Заткнись и слушай, весельчак! — прорычал Зак. — У меня нет времени на засланцев вроде тебя.

— Вы знаете Говарда Фина? — вырвалось у меня. — Ну?

— Не знаю и никогда не знал! Доволен? — сказал сквозь сжатые зубы водитель.

Я остыл в одно мгновение, но успел заметить, как Пит сглотнул и на секунду закрыл глаза, когда я произнёс имя.

— Я попробую объяснить вам, кто бы вы ни были, придурки, — продолжил Зак. — Однажды я был добрым водителем и подбрасывал несчастных путников с душещипательными историями. До тех пор, пока один из них не оставил на память вот это. — Он приподнял майку. Пятисантиметровый шрам красовался чуть выше большого живота. — И вот это. — Он опустил майку и повернулся к нам боком. Чуть ниже уха осталось еще одно послание из кровавого прошлого, рубец от какого-то острого предмета.

— Понятно, — сказал Андрей. — Сочувствуем вам и надеемся на новую дружескую встречу.

Он схватил меня за рукав и потащил к выходу.

— Какого чёрта! — выругался я.

— Бесполезный разговор, — сказал друг. — Есть идея.

***

Мы стояли на залитым солнцем крыльце. Старика нигде не было видно.

— Ещё Фин влез тебе в голову! Что на тебя нашло? — злился Андрей.

— Точно подмечено, дружище! — воскликнул я. — Послушай меня!

— Не сейчас. Пошли к грузовику, мой эмоциональный друг. Сдаётся мне, дедуля единственный, кто хоть как-то нам дал подсказку.

Мы обошли грузовик и попытались взломать висячий замок.

— Не получается. — кряхтел Андрей. Пот градом лился по его искажённому злостью лицу.

— У колёс есть место, — сказал я, присев на корточки. — Странно, то ли аккумуляторы стояли, то ли что-то ещё. Если хорошо зацепиться, доедем без происшествий.

— Проклятье, — сдался Андрей. — Дай бог терпенья!

Я попытался улыбнуться. Кажется, получилось.

***

Зак обошёл грузовик, звякнул замок. Проверил, негодяй.

Затем он закашлялся так, словно курил с детских лет. Приступ захватил его и заставил подняться в кабину. Двигатель завёлся, машина двинулась и подняла новое облако пыли.

Дорога казалась бесконечной. Раскалённый асфальт, несущийся под нами, однообразный пейзаж — пустынная равнина да ощерившиеся в небо горы на горизонте — усыплял.

Конечности затекли, хотелось выпрямиться и глотнуть воды.

Равнина всё чаще прерывалась растительностью, пока не сменилась полями, усеянными бордовыми полотнами маков. А ещё через какое-то время в нос ударил освежающий аромат морского прибоя. От неожиданности я позабыл о безопасности — нога соскочила с подставки, на которой мы расположились подобно воробьям в морозную погоду. Андрей вовремя схватил меня за руку, едва не соскользнув следом. Я качнулся, с трудом сдержав крик ужаса. Словно услышав мои мольбы, грузовик затормозил. Длинные чёрные полосы прорезали трассу.

Дверь распахнулась, из кабины спешно выпрыгнул грузный водитель. Мы с Андреем переглянулись. Он медленно кивнул и выбрался на обочину. Лёжа на животе, наблюдал за Заком по другую сторону дороги. Звук расстегнувшейся ширинки, протяжный вздох облегчения и ударившая в землю струя. Я выполз к другу и со стоном вытянул затёкшие ноги.

Водитель застегнулся и влез в кабину. Грузовик рванул с места, обдав нас песком с обочины и пылью.

— Кажется обошлось, — выдохнул Андрей и поднялся на ноги.

Я выпрямился, спина жалобно хрустнула. Передо мной простиралось бескрайнее синее море. Старик действительно не врал.

Долго и муторно искали спуск к берегу и нашли одну-единственную извилистую тропу, круто ползущую по склону.

Всю дорогу я не проронил ни слова, пытаясь удержать равновесие и мечтая о глотке воды. День клонился к вечеру, тени постепенно удлинялись, жара отпускала из тисков жажды.

***

Я сел на горячую гальку и уставился помутнённым взглядом на полукруглый берег, плавно переходящий в пологий склон, тут и там усеянный растительностью и светло-оранжевыми скалами вулканического происхождения. Волны пенились, бурлили, лениво накатывали на берег. Над головами порхали чайки и будто бы смеялись над нами. Андрей нашёл ручеёк, стекавший по камням и набрал в ладони немного живительной влаги. Жадно глотнул. Когда жидкость наполнила меня после десятка больших глотков, я наконец стал соображать.

Слева берег упирался в серые и осыпающие скалы, справа подобно пизанской башне нависал над водой овальный валун. Чтобы обойти его, нужно было зайти в воду по колено. Закатав штаны, мы перешли препятствие и уткнулись в ржавый остов корабля. Нос врылся в гальку, но тем не менее грозно преграждал путь. Корма омывалась волнами, порой утопая в пене, водорослях и камнях, намытых штормами.

За погибшим судном был кордон. Деревянный домик, полосатый шлагбаум и два охранника в синих футболках и чёрных брюках, подкатанных до колен. Оба в кепках, солнцезащитных очках и со спецсредствами на ремнях — дубинками, пистолетами и газовыми баллончиками.

Один — крепко сложенный, высокий — расхаживал вдоль берега и всматривался в голубое небо. Второй, грузный, с бычьей шеей, перевернул кепку козырьком назад и поминутно сплёвывал себе под ноги. Охранники ходили по гальке босиком, перебрасывались другу с другом короткими фразами, уносимыми шумом прибоя, но зорко поглядывали в сторону остова.

— Пошли поговорим, — сказал Андрей. — Выглядят они не слишком дружелюбными, но попробовать стоит.

— Может, сначала обсудим наше положение? — предложил я. — Мы так лихо ворвались в чужой мир, что позабыли о себе.

— Ворвались-то ворвались, пора выбираться.

— Ты оглох что ли?! — взорвался я. — Жара окончательно расплавила тебе мозги? Ты хоть не забыл, где мы были несколько часов назад?

— Конечно, нет, — вздохнул Андрей, облокотившись о ржавый корпус корабля. — И придержи свои эмоции. Если я взорвусь, лучше не станет.

— Ты как будто упорно сопротивляешься моим доводам! Ответь на вопрос!

— Мы были на творческом вечере Говарда Фина, современного писателя-фантаста.

— Наконец-то! Там мы впервые взяли в руки бумажные книги. Автор распродавал экземпляры по доступной цене, электронные нынче гораздо дороже.

Не успел я продолжить, как из-за скалы вышла девушка в купальнике и широкополой шляпе. Пальчиками одной руки изящно придерживала головной убор, а другой прижимала к пышной груди фотоаппарат. Остановилась напротив нас, хихикнула и спросила:

— Устали пробиваться? Вы из какой части сознания?

— Чего? — переспросил я.

Девушка махнула рукой и пошла дальше.

— Как мне всё это надоело, давай выбираться и разбираться! — сказал Андрей.

Мы зашагали по гальке, наши ноги утопали в ней, но спешить не пришлось. Девушка проворно достигла кордона раньше нас и умилительным голоском попросилась на другую сторону берега.

— Как тебя зовут? — спросил здоровяк, приподняв очки.

— Даша, — ответила незнакомка, широко улыбаясь.

— И друзей привела? — поинтересовался второй, сняв очки и положив в карман. Его взгляд заметно задержался на сочной груди девушки. Лямки купальника с трудом удерживали внушительный вес.

— Я их не знаю и хочу пройти сама.

— Понятно. Сначала разберёмся с тобой, — сказал здоровяк. — Фотоаппарат спрячь, он тебе не понадобится. Откуда ты?

— Местная, моё присутствие вдохновляет на рождение новых идей в океане. Вот увидите, — уверила Даша.

— Проходи, только на обратном пути поговорим поближе, — улыбнулся молодой охранник и отступил, пропуская пляжницу.

— Володя, не понял твоих действий! — озверел в одно мгновение напарник.

— Хоть раз меня послушай, Костя, — сказал Володя. — Красота ещё никому не вредила. Правда? — Он моргнул Даше.

Она игриво вильнула бёдрами, выпирающие под трусиками ягодицы маняще подпрыгнули. Включила фотоаппарат и принялась снимать рельефные формы скал на дальнем краю берега. Казалось, они блестели багрянцем в предзакатном свете.

— Упс, — буркнул Володя и выхватил дубинку.

Взмах, свист и дубинка опустилась на правое плечо Даши. Раздался глухой удар, мне показалось, что и легкий хруст. Охранник толкнул девушку в воду. Фотоаппарат вылетел из рук, разбившись о гальку, сама красавица плюхнулась в волны, подняв брызги. Она с головой погрузилась в море, но вынырнул из морских владений лысоватый мужчина в клетчатой рубашке. Чертыхаясь и взмахивая здоровой рукой, нарушитель бросился на охранников, но те вынули оружие и приставили его прямо ко лбу незнакомца.

— Арчи, наш хорошо знакомый Арчи, — сказал Костя. — В который раз ты нам попадаешься, негодяй. Может хватит уже маскироваться под вдохновение, которое у нас ну никак не ассоциируется с красотками в купальниках? Запомни, пустая мыслишка, ты никогда не проникнешь в самую потаённую часть сознания! Никогда! Принимай облик хоть лысых мужиков, хоть стриптизёрж, хоть насекомых!

Арчи зарычал и взорвался тысячами серых пылинок, превратившихся в туман. Нависнув облаком, растворился в воздухе.

— Теперь, — сказал Володя, опустив пистолет, — к вам, дорогие гости.

— Зачёт по сарказму, — хихикнул напарник. — Дай пять. — Звонкий хлопок.

— Они не мысли, чужаки, — догадался Костя. — Опыт никогда не подводит. Давно потерялись?

— Несколько часов, — ответил Андрей.

— Хоть знаете, где находитесь? — спросил Володя.

— Догадываемся, — подал голос я.

— В голове писателя. Вы у кордона в самую её глубь, где связь между реальным миром и вымышленным, — неторопливо рассказал молодой охранник. — Однако вы попали сюда незаконно, тайно! Не так ли?

— Совершенно верно, — пояснил Андрей. — Мы сидели с другом и думали, как бы пробраться в голову Фина. Делать нам больше нечего!

— Такие случаи бывали. Последний произошёл очень давно. Наши коллеги поймали нарушителей и доставили их к автору. Больше их никто не видел.

— Правда? — переспросил я.

— Шутка, — протяжно и с иностранным акцентом сказал Костя.

— Полагаю, вы и нас доставите к нему, — догадался Андрей. — Мы очень устали и не хотим отнимать на ваше, ни своё время.

Охранники расхохотались. Очки слетели и упали на гальку. Стёкла вылетели из оправ.

— Уж конечно, возьмём за ручку и отведём к Фину! — Володя шлёпнул себя по коленке, заливаясь смехом.

— А если серьёзно, — вставил Костя, — то в наши полномочия не входит тратить время на нарушителей. Мы можем только вызвать представителя писателя и с его разрешения…

— Воздух! Воздух! — закричал Володя что есть мочи. У меня сердце ёкнуло от неожиданности, испуганный взгляд поймал на горизонте движение.

Гигантские птицы приближались к берегу. Тяжёлые, плавные взмахи крыльями.

Андрей схватил меня за плечо и прошептал:

— Готов к действиям?

Догадался в одно мгновение. Охранники бросились к домику, доставали ружья, суетились, но время не пришло.

— Отходим к кораблю, — сказал Андрей.

Он всё ещё держал меня за рукав. Я чувствовал, какое колоссальное напряжение его охватило.

Птицы оказались пушистыми тушами фиолетового цвета. Без ярко выраженной головы, хвоста, лап. Лишь наросты с когтями. Широкий размах крыльев впечатлял, гипнотизировал. В то же время над противоположным концом полукруглого берега в небе разверзлась оранжевая дыра, в которую втягивался воздух с песком и галькой. Из воды выпрыгивали размером с ладонь золотистые рыбы, издавали неразборчивый свист. Следом выныривали ярко-голубые киты, овальные существа с зубастой пастью, напоминавшие смесь акулы, дельфина и ската. Шквал разнообразных звуков разрывал перепонки, скалы дрожали и осыпались.

Андрей толкнул меня, дал сигнал. Мы ринулись через кордон, пока Володя и Костя отстреливались от нависших над ними фиолетовых птиц. Я видел, как голова молодого охранника метнулась к нам, его лицо исказилось в гримасе злости. В этот момент когтистая лапа фиолетового существа схватила его и подняла над пляжем, но напарник открыл огонь по твари. Володя рухнул на гальку с оторванной ногой птицы, из которой хлестала белая кровь.

Мы неслись по берегу, закрывая уши от нестерпимого гула. В голове мелькали разнообразные рассуждения.

Мысль в образе мужчины маскировался под девушку-вдохновение.

Переплыть кордон было крайне опасно из-за существ в море.

Кордон невозможно было обойти, перелететь, пройти без разрешения охранников.

Внушительных размеров птицы почему-то нападали на кордон и, вероятно, охраняли воздушное пространство секретной части творческой мастерской Говарда Фина. Почему же они напали на охранников?

Мысли прервала оранжевая вспышка. О неожиданности я споткнулся и пропахал носом гальку. Гул немного смолкал, и я услышал, как Андрей кричит от ужаса. Перевернувшись на спину, увидел нависшую над клыкообразной скалой круглую дыру, в которую теперь уже из моря выныривали и влетали морские обитатели. Гаркая, пища, виляя плавниками, они, казалось, радовались происходящему и пропадали в оранжевом сиянии.

— Похоже, там выход, но не уверен, — сказал Андрей. — Нужно карабкаться наверх!

— Чёрт побери, — выругался я, тяжело дыша.

Вершина бралась с невиданным упорством. Камни под ногами осыпались, несколько раз мышцы пронзала боль, но я, как во сне, продолжал подниматься. Впереди маячила мокрая от пота футболка Андрея.

На вершине склона дыра казалась ещё внушительнее. Гигантский портал, пожиравший всех и вся. У меня хватило сил распластаться на земле и потерять сознание.

***

— Зак, спасибо за помощь.

— Я старался их не заметить, Гови. Ребята выдержали и слава Богу.

— А наша безопасность вас не волновала?!

— Вы были вне опасности.

— Гови, поясним или покажи. Мне пора работать.

Диалог доносился издалека, разносился эхом по закоулкам памяти и сознания. Сознания?

Я открыл глаза, вспомнив недавние приключения. Лента событий пронеслась перед глазами в быстрой перемотке.

 Рядом сояли Андрей, старик из забегаловки и Зак.

— Какой вне опасности? — опять взорвался Андрей, обращаясь почему-то к старику, который уже не выглядел полоумным. — Ты хочешь сказать, если я прыгну со скалы, то не погибну?

— Нет, не погибнешь, — ответил, зевнув, Зак.

— Господа, — вмешался я, поднявшись на ноги, — можно к вам присоединиться?

— Попробуй, коль не боишься, — прохрипел дедуля. — Ой, прости, совсем забыл вернуться в привычный облик.

Жилистый человек менялся на глазах: морщины разглаживались, тело полнело, взгляд становился ясным и вскоре перед нами стоял сам Говард Фин.

— Уж простите, постоянные мои читатели, — извинился он, — я думал, вы погибнете и вернётесь в реальный мир гораздо раньше. Вы забрались так далеко, что спровоцировали атаку птиц-стражей сознания. Подобное бывает очень редко.

— Забрались, так забрались, — хмыкнул грузный водитель.

— Зак, кстати говоря, — указал на здоровяка Фин, — перевозит особый вид мыслей. Водителей много, все они мои персонажи, завербованные в сознание.

Именно в тот момент я увидел, что оранжевая дыра неспешно закрывается, а далеко-далеко внизу, на пляже виднелись две синие точки — охранники.

— Ребята, вы, честно сказать, мне приглянулись! Смелые, однако, хоть и глупые! — сказал бородатый Зак.

— У нас много вопросов, — сказал Андрей Говарду, — и вы догадываетесь, каких!

— К сожалению, нет времени. Вы итак наблюдали, как рождаются идеи в моём сознании, — отрезал Фин. — Есть два пути вашего возвращения. Либо я, либо смерть. Первый вариант вам больше подойдёт.

— Во-первых… — начал Андрей, и слова проглотил разноцветный водоворот. Краски, вспышки, силуэты, шумы — всё, что только может создать необузданное воображение.

***

— Во-первых, я не закончил, — сказал Андрей на весь зал.

Люди повернулись на стульях к моему другу и молча ждали. Гостей было не меньше двадцати человек. Сидели полукругом у стоящего на сцене широкого стола. За столом спокойно сидел писатель Говард Фин. Рубашка, галстук, приветливый взгляд карих глаз.

— Мы дадим вам возможность высказаться, — нарушил молчание ведущий, кучерявый и галантный паренёк с микрофоном в руках. — Продолжайте, — обратился он к молодой женщине в синем платье.

— Да, спасибо, — улыбнулась она, покосилась на Андрея и продолжила задавать вопрос автору.

Мы терпеливо дождались конца творческого вечера и прошли в конец зала, мимо полок с электронными носителями произведений. Толпа обступила Говарда с вопросами, просьбами рассказать о творческих планах. Мы с Андреем выжидали.

Когда люди неторопливо расходились, Андрей первым подбежал к сцене. Я не отступал ни на шаг.

— Вы кое-что забыли на стульях, — сказал Фин, едва нас завидев.

Я безотчётно обернулся и заметил на своём стуле бумажную книгу в яркой тёмно-красно-голбуой обложке. Вернулся и взял её в руки. Прочитал название.

ГОВАРД ФИН
НА БЕРЕГУ МЫСЛЕЙ И ИДЕЙ
РОМАН

Вернувшись, я обратил внимание, как мало было куплено печатных книг автора с соседнего столика. Табличка гласила «РАСПРОДАЖА». Посетители взмахивали руками, обсуждали какие-то идеи, впечатления, останавливались у заставленных электроникой полок, когда-то забитых книгами.

— Теперь вы понимаете, почему я выбрал именно вас? — неспешно и очень тихо спросил Говард. — Вы первыми схватили мой роман и не отпускали его весь вечер. Артём и Андрей, верно?

— Конечно,- улыбнулся я.

— Вы побывали в малой части творческого отдела и способствовали рождению новых идей. Оранжевый портал пожирал мысли из океана сознания и таким образом рождал то новое, из чего потом появляются произведения. Вы молодцы. Вы настоящие читатели.

— Как же автор сам побывал в своей голове? — не выдержал я.

— Читай внимательнее книгу, — пояснил Фин. — Создал двух персонажей, старика и себя, почти точную копию. Для маскировки. — Он подмигнул. — Знаете, всегда хотел пустить в свою голову истинных ценителей литературы и посмотреть, что получится. И ждал, когда же хоть кто-нибудь откроет бумажный роман и окунётся в другой мир.

Я полистал роман, так как успел прочитать лишь первые десять страниц. На одной из иллюстраций красочно был изображён грузовик в пустыне и улыбающийся Зак. Он махал рукой, подмигивал. На заднем фоне — словно на второй картине — море, галечный берег и охранники. В середине романа порадовали новые красочные иллюстрации — одинокая забегаловка у пустынной дороги и выглядывающий на крыльцо Пит. Я успел прочитать треть книги, написанной Фином совсем недавно. Впереди будет много интересного.

— Художника иллюстраций я нанимал лично, несколько лет назад. Мы как братья, — добавил Фин. — Я непременно вас познакомлю. Один из героев произведения прописан явно с него.

— И как же его зовут? — поинтересовался Андрей.

— Зак, — ответил писатель и улыбнулся.

Оставить комментарий