Ике бабай. Почему? Потому что без булдырабыз!

Поздней осенью (а может, это была уже зима) 2013 года мне посчастливилось лично познакомиться с нашим Минтимером Шариповичем.

Произошло это так: моя бывшая однокурсница из ВГИКа, которая жила в Москве и работала на одном из московских телеканалов, приехала в Казань со съемочной группой — делать фильм об Асгате Галимзянове (как его еще называют «миллионер из трущеб», «бессеребренник», «робин гуд»), человек, который дарил автобусы в детские дома, помогал многим деньгами и квартиры, которые у него были, отдал чужим людям. Почему? Потому что они просто нуждались в жилье. Меня пригласили на этот проект в качестве переводчика с татарского.

auto_04-172_9

Мы снимали в деревянном бараке, который находится неподалеку от колхозного рынка — дом, где жил Асгат абы. Брали интервью, ходили с ним на рынок, где он покупал ошмётки мяса для собак, из которых варил им суп. И руководство московского канала договорилось о съемках с нашим Минтимером Шариповичем.

И вот в назначенный день мы заехали за Асгатом абы и отправились к Кремлю. Подошли к памятнику, который Шаймиев заказал когда-то для Асгата Галимзянова. И стали ждать. Вскоре появился Минтимер Шарипович. Не видя ни нас, ни наших камер, он быстрой походкой устремился к Асгату абы и обнял его, как своего старого друга, как очень близкого человека. Асгат абы тут же достал из кармана огромный клетчатый платок и утёр слёзы. Некоторое время ике бабай пожимали друг другу руки, переговаривались, волновались оба, обнимались… Даже неловко стало: мы тут совсем не в тему со своими камерами… Но вскоре Минтимер Шарипович обратил внимание на нас. Поздоровался. Познакомились. И уже начали снимать. Момент подхода к памятнику, момент рукопожатия… А когда окончательно замерзли (в тот день был сильный ветер), отправились в резиденцию пить чай.

01bccc1c874baa60b8b6702110a742d6_xl

Шаймиев рассказал, что рад тому, что в Казани есть такой человек, что он его, Асгата Галимзянова, любит и уважает. И восхищается его поступками. Считает, что и памятник ему очень удачный, в нём заложена верная мысль: Ат, бабай, арба һәм балалар. Конь — сила и тепло, дети — жизнь. Можно долго размышлять над тем, почему Асгат абы был именно таким: щедрость и доброта, граничащая с умственным помешательством. Уверена, многие его таковым считали… Но была у Асгата абы мечта — поставить памятник Минтимеру Шаймиеву. За столом, когда пили чай, Асгат абы только и говорил: «Әйдә, иптәш президент, сиңа памятник куям! Акчам юк дип беләсеңме?? Менә акча, мә, ал!» И вытащил из кармана свою пенсию. Он ни в какую не хотел переезжать куда-либо из своего аварийного дома, и требовал у Шаймиева, чтобы тот сказал, где лучше в городе поставить памятник. А Минтимер Шарипович на это: «Әйдә аша инде, чәй эч!» А он сделает глоток и опять: «Памятник, памятник, иптәш президент!» — «Да я уже не президент!» — «Булсын. Всё равно памятник кирәк, иптәш президент!»

39665297

Это было и забавно, и трогательно… Трогательно, потому что искренне. Потом мы оставили Асгата абы в кабинете Минтимера Шариповича и отправились беседовать с последним. Тут мой перевод не понадобился, он говорил по-русски. В конце интервью, ни для камеры, он сказал: «Ул — фәрештә».

Как большое видится на расстоянии, так и мне, через некоторое время, стали открываться бесконечные смыслы той встречи. Когда на моих глазах встретились два ровесника (плюс-минус год-два), оба — дети военных лет. Ике бабай… Один — президент (уже на тот момент нет, но все равно — президент, символ Татарстана) второй — миллионер из трущёб. И оба — совершенные схожие по духу, будто родные братья. Оба простые, тёплые… Так хотелось бесконечно долго глядеть в их лица, читать их длинную жизнь! Глядеть и размышлять о них, об их судьбе. Ике бабай — два добрых взгляда… Лицо и руки люблю я у людей. По ним многое могу сказать, глядеть в лица, рассматривать (а лучше держать за) руки — меня всегда одно только это вдохновляло на большие истории! На письмо… Роскошная была тогда встреча, единственная моя встреча с Шаймиевым и Галимзяновым. Я, честно говоря, не чувствовала, что нахожусь в Кремле, было как-то просто, легко и неофициально. По-домашнему.

В честь Асгата Галимзянова названа в Казани улица. Уверена, он, если бы дожил до юбилея своего любимого иптәш-президента, стал бы дорогим гостем Минтимера Шариповича. И уж не дождался бы, а сам бы выбрал место в городе и поставил памятник)))

Ну а мы, редакция журнала «Идел-Идель» от всего сердца поздравляем Минтимера Шариповича с его большим юбилеем! Желаем ему спокойствия душевного, здоровья, счастья его детям и внукам. Благодарим за прекрасную республику, за наш город. Любим!!!

Если бог даст какой-нибудь повод увидеться вновь — буду бесконечно рада.

А еще Минтимеру Шариповичу понравилось моё платье. Он сказал: «Бигрәк чибәр инде үзең!»

1ifpurs0yj4

Порой открываю это фото и с удовольствием смотрю. С теплотой вспоминаю ту встречу, ике бабай белән.

Туган көнегез белән сезне!!

Комментарии

  1. Раиса
    Янв 20, 2017 @ 17:16:58

    Отличная статья!

  2. Альбина
    Янв 23, 2017 @ 23:49:51

    Спасибо Раиса, очень приятно ?

Оставить комментарий