«Чеховские» ружья (не)семейного фильма

С 23 по 28 ноября в кинотеатре «КАРО-6» в Казани прошел фестиваль Ckech in. 2017. Фестиваль проводился в ра«Чеховские» ружья (не)семейного фильмамках проекта «КАРО-Арт», который позиционируется как направление не массового, не мейнстримного кино.

В программе показов «Сказки для Эммы» Рудольфа Гавлика, «Менандр и Таис» Ондржея Цикана и Антонина Шилара, «Дукатова скала» Яна Новака, «Дедушка» Марты Герликовой-Сантовьяковой, «Волк из Королевских виноград» Яна Немца и документальное кино «Пространство для жизни» Якуба Ягна. Корреспондент журнала «Идель» побывал на показе фильма «Дедушка» Марты Герликовой-Сантовьяковой.plakát A2_4.cdr

Фильм – история брата и сестры, которых родители отправили погостить к деду. Как и все подростки, они привыкли жить в виртуальном мире. Вот только в деревне, где они оказались, проблемы с интернетом, и Франту с Аничкой приходится искать другие способы развлечь себя. Тут и дед подкидывает идею. Как в страшной детской сказке про Синюю бороду, он разрешает внукам делать все что угодно, но только ни под каким предлогом не входить в одну из комнат. Какой подросток, пусть даже самый закоренелый компьютерный червь, устоит перед таким соблазном? Разумеется, брат с сестрой пробираются на запретную территорию и обнаруживают там забытые старые письма, которая их прапрабабушка писала на фронт первой мировой войны своему мужу. Эта находка отправляет жителей деревни в путешествие по далекому прошлому.

Красивая природа, картины быта чешской деревушки начала двадцатого века, великолепная операторская работа, хорошая музыка – все это относится к безусловным достоинствам картины. Но и без минусов не обошлось и самый досадный из них – это обилие нераскрытых сюжетных линий. Это как те самые «чеховские ружья», которые вопреки канону так и не выстреливают.

В картине обилие персонажей, выведенных, было, режиссером на передний план, а потом будто забытых. Ощущение недосказанности – отличительная черта всего происходящего.

Например, история старого затворника Стефана, которого все путают с известным чешским актёром Боликом Поливкой. «Кинозвезде», как его в шутку называют в деревне, это настолько досаждает, что он кричит на внуков своего друга, как только слышит от них благоговейный шёпот: «Поливка… Это ж Поливка!». Нам пытаются показать персонажа, которому непросто справиться с непрошенной славой и зрители ждут маленькую историю освобождения от этого комплекса. Но такой истории не будет. Стефан остаётся вечной закадровой тенью – про него все помнят, но дальше разговоров дело не идет.

Действие картины происходит в Валахии – живописном чешском крае на границе со Словакией. Ее население говорит на собственном диалекте и является потомком кочевников. Теме сохранения родного языка в картине уделено особое внимание. Дед всячески пытается привить внукам интерес к родной речи. Удается ли ему это? На этот вопрос тоже нет ответа.

Как и нет ответа на вопрос, а что стало с женой деда, чье имя внезапно мелькает в середине фильма, оставляя зрителей наедине с чувством недоумения.

Зато восхищение режиссера Валахией прослеживается вполне открыто. Иногда она так увлекается, что фильм начинает напоминать рекламный буклет. Порою кажется, что события происходят в фильме с одной целью: рассказать, сколь прекрасен этот край. Никто и не спорит, только хотелось бы, чтобы выглядело это менее топорно. Упомянутые выше письма прапрабабушке на фронт мужу, пример этой пропаганды. Филомена, так звали прапрабабушку Франта и Анички, пишет мужу в госпиталь. Но лишь в самом начале проскальзывает некоторая обеспокоенность его здоровьем. В остальном же, письма – пересказ жизненного уклада деревни ее обычаев и ритуалов. Бабушка Филомена, видимо, забыла, что её муж знает, чем живёт его деревня.

В итоге мы наблюдаем не вполне понятный продукт. Заявленный семейным, (а на это, яростно подмигивая, намекает аннотация) фильм ни только не развивает тему семейных ценностей, здесь вообще мало что имеет развитие. Смотрится картина как набор не связанных между собой эпизодов. Но всегда можно предположить, что в этом и заключается глубокая авторская мысль.

Артур Хисматуллин

Оставить комментарий